Дон Жуан и Паниковский

03.05.2020 19:26

Приятно читать истории о великих, проявляющих мелочность. В мемуарах Ливанова-Холмса рассказывается один случай с Гердтом. Из чего понятно, как легко он вошел в кинообраз Паниковского.

Василий Ливанов не только актер, но и сценарист-драматург. В 1974 году он вместе с Гарри Бардиным, московским актером, а впоследствии – известным мультипликатором, написал пьесу «Дон Жуан» для Театра кукол Сергея Образцова. Постановка оказалась удачной. Не оставила она равнодушной и Зиновия Гердта. Сам он тоже пытался написать про Дон Жуана, но предлагаемые идеи Образцову не нравились. Из уважения к обидчивому Гердту знаменитый кукольник попросил у Ливанова и Бардина разрешения добавить в программку спектакля имя Зиновия Ефимыча: как автора языка персонажей пьесы. Дело в том, что герои изъяснялись художественной тарабарщиной, которую по ходу репетиций придумали артисты. Это было общее творческое достояние, которым, впрочем, не жаль было поделиться с такой личностью, как Гердт. 

И вот что пишет Ливанов в книге «Помни о белой вороне (Записки Шерлока Холмса)»:

«Премьерные спектакли уже прошли с шумным успехом, когда поздно вечером мне домой позвонил Гарик. Оказалось, ему только что звонил Гердт с настоятельным желанием видеть свою фамилию на афише в числе авторов пьесы. А также ждет подписанное нами письмо во Всесоюзное агентство авторских прав, где мы, авторы, обязуемся отчислять на его имя тридцать процентов гонорара от спектаклей.

— Я сказал, что посоветуюсь с тобой, — закончил Гарик упавшим голосом. — Он, конечно, понимает, что в нашей цепочке из двух звеньев, я — звено послабее. Вот и хотел меня сразу разогнуть.

С Зиновием Гердтом я был знаком давно. Наше общение ограничивалось веселой болтовней в коридорах киностудий, да раза два пересекались за рюмкой водки в застолье у общих знакомых. Мы были на «ты». Разыскав телефон в справочнике Союза кинематографистов, набрал номер. Трубку взял Зяма — так его звали приятели.

Прижатый в угол укорами в бессовестности (лжеавторство языка персонажей я ему тоже припомнил), Зяма опустился до того, что стал жаловаться на свое затрудненное материальное положение, отсутствие работы в кино, какие-то невыплаченные долги. После нашего разговора самозваному соавтору рассчитывать, собственно говоря, было не на что».

Доводы Гердта здесь поразительно соответствуют знаменитой тираде Паниковского: «Отдайте мне мои деньги. Я очень бедный. Я год не был в бане. Я старый. Меня девушки не любят». Кажется, что Ливанов перегнул. Свою историю он, впрочем, заканчивает так:
 
«Время шло, и вдруг мы с Гариком, чтобы избавиться от неприятного душевного осадка в связи с этой некрасивой историей, решили «добить» Зяму великодушием. Сейчас думаю, что когда Гердт узнал о письме авторов, которые пожаловали ему некоторую часть гонорара, он подумал о нас совсем не то, что нам бы хотелось».

Марко Вовчок-младший, для Досье
Copyright © 2010 "Досье". Разработка сайтов WebUnion При полном или частичном воспроизведении материалов ссылка на www.dosye.com.ua обязательна (для интернет-ресурсов - гиперссылка). Администрация сайта может не разделять мнение автора и не несет ответственности за авторские материалы.
Адрес редакции: [email protected]