Двадцать лет без цензуры

14.09.2010 14:32

Желание написать этот текст возникло после того, как я узнал, что выражение «двадцать лет граненому стакану» - это не шуточный тост давно прошедших лет, а сущая правда. Оказалось, что граненый стакан, из которого поколения наших сограждан сороковых-девяностых пили практически все, от компота в детском саду до портвейна в подворотне, действительно был изобретен в СССР в начале сороковых годов прошлого века, после чего верно служил людям вплоть до прихода эры одноразовой пластиковой тары. После чего исчез навсегда, оставив о себе не очень обширную литературу.

Примерно то же самое в то же самое время случилось и с цензурой, о которой те, кому до тридцати, имеют приблизительно такое же представление, как о граненом стакане. Напомню, что до середины 1990 года все, что печаталось на территории СССР, должно было быть перед этим «залитовано». То есть, прочитано и подписано к печати уполномоченным сотрудником Главного управления по охране государственных тайн в прессе, на радио и телевидении (сокращенно «Главлит» или просто «лит»). Без «литовской» печати на каждой странице типографского оттиска, на каждой странице «микрофонной папки» на радио и телевидении, текст напечатанию или оглашению не подлежал.

Именно это и было собственно цензурой. Все остальное оставалось «за кадром». Зная, что его текст все равно будут «литовать», автор старался писать так, чтобы проблем не было. Что приводило, наряду с прочим, к достаточно высокому качеству некоторой части выпускаемой печатной продукции и элементарной грамотности всей остальной. Потому что при прочтении «литовец» не пропускал ничего непонятного, разумно предполагая, что это может быть зашифрованное послание. Таким образом, выход в свет откровенной дури был невозможен. Пока цензор не поймет – не напечатают.

Думаю, что для большинства нынешних авторов, пишущих во всевозможные СМИ и прочие ресурсы, все вышесказанное является откровением. Люди просто не знают, что такое цензура, подразумевая под этим словом все что угодно, только не настоящий смысл. Со словом «цензура» произошло примерно то же, что со словом «лажа», которым изначально именовалась жидкость, выделяющаяся женским влагалищем в момент полового возбуждения. Сегодня словом «цензура», точно так же как и словом «лажа» можно безнаказанно назвать практически все. Почему нет, если базовое значение никому уже не известно?

И если с упомянутой жидкостью ничего после этого не произошло, выделяется себе исправно в нужное время и в нужном месте, то с цензурой произошло очень даже. Взятое на вооружение предприимчивыми ребятами слово «цензура» стало приносить очень даже неплохие деньги, влияние и авторитет. Сегодня любой бездарный автор может при желании создать себе имя в определенных кругах, утверждая, что его творения подвергаются цензуре. Под это дело можно срубить у западных «лохов» неплохой грант и годами проводить бесчисленные конференции и слушания на эту тему. Условие одно – поменьше писать. Чтобы не распознали. Иначе может случиться то, что стало с газетой «Без цензуры», начавшей выходить в столице сразу после «оранжевой революции». Печальная судьба газеты, оказавшейся никому не нужной, показала, что лучше бы эта цензура была. Но где ее взять сегодня? Вы можете себе представить такое счастье?

Вообразите, что «главлиты» вновь вернулись в нашу жизнь вооруженные всеми примочками современных информационных технологий и остановили бы льющийся на нас беспрерывный поток полуграмотной информации, которую издания безжалостно тырят друг у друга, безбожно перевирая имена, даты и цифры. О грамматике умолчу. Это личное. Подумайте, какая бы сегодня настала жизнь, если бы садясь после кофе и перекура за компьютер, автор знал, что написанное им будет обязательно предварительно прочитано и в случае чего возвращено назад. Если бы всю информацию нужно было документально подтвердить? Если бы упоминание всуе определенного круга лиц было ограничено, каким-то способом упорядочено, а еще лучше – запрещено!

Какой же тогда нужен был бы талант, каким виртуозным владением словом должен был бы обладать тот, кто, несмотря на цензуру, писал бы или говорил в эфире остро и интересно! И пусть печатных изданий, телевизионных каналов, радиостанций и интернет-ресурсов стало бы после этого меньше, зато какими бы они были! Как легко бы тогда было отличить талант от бездарности, как просто было бы узнать настоящую правду!

Ведь в чем была ошибка коммунистов? В том, что они не отменили цензуру намного раньше, году так в 1970-м. Пусть ба народ сам расхлебывал свои анекдоты, докапываясь до правды сквозь тысячи непроверенных сообщений, основанных на слухах и домыслах. Сделали бы так тогда наши коммунисты, были бы и сейчас при власти как в Китае.

Да не во власти, собственно, дело. Не власти той жаль, что была при цензуре. По мне и нынешняя сойдет. Жаль того времени, что нужно сейчас потратить, чтобы найти в потоке неподцензурной информации что-то действительно стоящее прочтения.

Много ли читателей прочтет этот текст, не подвергшийся никакой цензуре? А было бы это напечатано двадцать лет назад в газете, например, «Комсомольськое знамя», миллионы бы прочитали. Но время не вернется назад. Не вернется, к сожалению, и цензура, как бы не старались с ней бороться нынешние борцы за «свободу слова».

Муса Али-заде, для Досье
Copyright © 2010 "Досье". Разработка сайтов WebUnion При полном или частичном воспроизведении материалов ссылка на www.dosye.com.ua обязательна (для интернет-ресурсов - гиперссылка). Администрация сайта может не разделять мнение автора и не несет ответственности за авторские материалы.
Адрес редакции: [email protected]