Новое дело Холмса

31.10.2020 01:36 Новое дело Холмса

От редакции. Этот сатирический рассказ был написан в 2009 году, во время предыдущего конституционного кризиса в Киеве. Надеемся, он не утратил своей актуальности в отдельных моментах.

От автора Предлагаемый рассказ - откровенный вымысел. Сюжет высосан из пальца, персонажи – не более чем образы из сновидений и не имеют прототипов. Возможные совпадения с реальными людьми – досадное недоразумение. В целом текст представляет собой случайный набор слов.

Действие происходит в г. Киеве в наши дни (Киев тоже ненастоящий). Местами встречается ненормативная лексика.

Часть первая. Пропавшая печать

Было одно из тех восхитительных субботних утр, когда некуда спешить. Мистер Шерлок Холмс сидел за столом и пил чай, негромко постукивая кружкой о столешницу. Я был удивлен, что он проснулся столь рано. Милицейский патруль покинул нашу квартиру на Саксаганского в половине пятого утра и, говоря по правде, я надеялся отдохнуть после треволнений, связанных с дипломатическим инцидентом.

Ночь с пятницы на субботу всегда богата происшествиями. Центр, знаете ли, ко многому обязывает: пьяные депутаты на «Лексусах», шалости «золотой» молодежи, а то и стрельба. А тут еще – обкуренный казахский атташе в подъезде. Я думал, что Холмс позволит себе немного поспать после   задержания, в котором он невольно оказался замешан, выскочив на шум в парадном. Ан нет – Шерлок уже вычитывал распечатку с сайта газеты «Сегодня», помечая нелепости маркером.

-Доброе утро, Уотсон! – Холмс, улыбаясь, взмахнул распечаткой. – Как вам это нравится: «милиция незамедлительно прибыла к месту происшествия»?!

-Они же не могут написать «мусора явились под утро», - поморщился я, вспомнив переговоры с послом Казахстана в 04.15.

-Но сейчас к нам прибудет персона поважнее, - обрадовал Шерлок. – И если вы успеете принять подобающий вид, сможете поучаствовать в одном любопытном деле.

-Надеюсь, это не Назарбаев, - буркнул я, скрываясь в ванной.

***

Их превосходительством оказался глава Конституционного суда Украины. Я почему-то сразу узнал его, хотя наш КС не часто мелькает в телесюжетах. Глава суда был грузным мужчиной лет 60-ти, с бородавкой под правым ухом. В мантиях все судьи одинаковы, этот же предстал перед нами в светлых льняных брюках и тенниске торговой марки Colin`s.

-Я смотрю, вы к нам прямо из американского посольства, - заметил Холмс после приветствия.

-Откуда вы знаете? – подпрыгнул Фэдир Андрийовыч (так звали начальника).

-Пустяки, - ухмыльнулся Холмс. – Привычная наблюдательность, не более. Что же привело вас сюда?

-Надеюсь, вы понимаете, мой визит сугубо конфиденциален, - начал Фэдир Андрийовыч. – Знакомые рекомендовали вас как порядочного человека, умеющего хранить тайну, - обратился он к Холму, с недоверием поглядывая в мою сторону.

-Эту же характеристику вы можете адресовать моему другу Уотсону, - бесстрастно сказал Шерлок.

Мы обменялись с главой КС рукопожатием.

-Тоді хлопці, я не буду ї*ать мозги,.. - оживился председатель.

Из рассказа главы Конституционного суда вырисовалась тревожная картина. КС, призванный быть последней инстанцией в спорах украинских государственников, сам попал в двусмысленную ситуацию. Его история оказалась проста и банальна – пропала печать, которой скрепляются решения единственного органа конституционной юрисдикции.

-Неужто вновь меняется руководство суда? – улыбнулись мы с Холмсом.

-У нас не Козинская сильрада! – Фэдир Андрийовыч, досадуя, отверг возможные параллели с сельсоветами, погрязшими в борьбе за землю: в таких случаях, как известно, обладание заветным штампом – главный аргумент соперников. – Ця печать була особлива…

Как уверял председатель, Конституционная печать изначально защищена от хищений и подделок. Глядя на произвол в среде органов самоуправления, памятуя о рейдерских атаках на АО и о других подобных безобразиях, КС радикально подстраховался: ученые Научно-исследовательского центра «Говерла» НАН Украины разработали атомную печать. Вместо чернил, она покрывала утвержденный документ изотопами – хлора, водорода или урана, в зависимости от важности принятого решения. После того, как члены Суда проголосуют, секретарь КС, облаченный в защитный комбинезон, входил в специальную лабораторию на шестом этаже белоснежного корпуса, что на углу Жилянской и Горького. По сигналу оператора, конвейер доставлял сюда свежее конституционное толкование на гербовой бумаге. Секретарь, имеющий специальный код доступа, с помощью системы ЧПУ запускал программу «Печатка»: японская механическая рука подавала печать, которая проецировала изотопы на документ в месте «МП». После этого секретарь ударял по решению еще и обычной «мокрой» печатью с тризубом – не объяснишь ведь некоторым дуракам из ВР, что печать на бумаге есть, просто ее глазом не видно…

За процессом фиксации решений КС обычно наблюдали сотрудники лаборатории, дежурный член Суда и один милиционер. Операция занимала считанные минуты. Технология исключала непосредственный контакт человека с бумагой и печатью, а от внешнего воздействия лаборатория была надежно защищена свинцовыми плитами и жаростойким бетоном.

«Проштампованный» изотопами документ укладывался в металлический футляр и отправлялся на хранение в спецхран – на седьмой этаж КС. Вот почему, кстати, здание Суда кажется неоправданно большим – а вовсе не потому, что, как утверждают недоброжелатели, в нем уйма бездельников.

-Атомку! Оцю атомку й спи*дили, - волновался глава КС.

Холмс принес с кухни херес и пепельницу. «А можно в туалет?» – спросил Фэдир Андрийовыч. Вернувшись, он рассказал еще более волнующие подробности дела.

Оказывается Положение об атомной печати было утверждено Минюстом месяц назад. Согласно ему, все решения, принятые ранее Конституционным судом, должны быть обработаны изотопами в течение тридцати календарных дней. В противном случае решение  утрачивает силу. Из-за привычки оставлять все на последний день, КС проштамповал последние документы буквально неделю назад.

-В чем же тогда проблема? – спросили мы с Холмсом в один голос.

Председатель лишь грустно улыбнулся. 

С удивлением мы узнали от него, что Конституционный суд – одна из немногих госструктур, которые работают на перспективу, а не живут лишь сегодняшним днем. Предвидя политические коллизии, КС заранее сделал ряд взаимоисключающих толкований. Они касались третьего-четвертого срока президента, его права разгонять Верховную Раду и вводить танки, права парламента, напротив, упразднять пост президента, «подвешивая» его «за яйца», и многое другое. Была даже легитимизация скотоложества, хотя, глядя на консервативную внешность Фэдира Андрийовыча, кто бы поверил!

Все это богатство толкований складировалось на 8-м этаже – авось пригодится. Когда в КС поступало представление очередной депутатской шайки на предмет соответствия Конституции одиозного норматива, судьи лишь ухмылялись. Все возможные проекты решений по запросам уже были ими утверждены. Оставалось для приличия выждать месяц-другой и, исходя из ситуации на Печерске, выдать клиенту соответствующую бумажку, проставив свежую дату.

(Вот, кстати, еще одна отповедь злопыхателям, уверяющим, что в Суде засели бюрократы. Что ни говори, многовариантность решений КС отражала интересы всех оказавшихся при власти политических сил. И Конституционный суд действовал демократично: он был готов к любому повороту событий в стране – Верховной Раде стоило бы поучиться.)

Пакет будущих - или, как называли их в КС, «перспективных» - решений хранился отдельно. Нетрудно догадаться, что проштамповать «атомной» печатью их не успели. Процедура была назначена на четверг и сорвалась по известным причинам. Более того, выяснилось, что часть якобы завизированных документов не обработана изотопами. Во вторник ядерный сканер в Секретариате Президента не пропустил решение КС, позволяющее менять Конституцию в условиях чрезвычайного положения – в случае, если по-другому из этого положения нельзя выйти. Затем «завис» документ о праве председателя горсовета проводить первые полтора часа заседаний Совета без перерыва. Фэдир Андрийовыч поначалу не сильно взволновался – наготове у него было также решение о перерыве через полчаса. И даже через 15 минут, по требованию двух третей депутатов горсовета. Но сканер выплюнул и их. Тут уж Конституционные запрыгали…

Служебное расследование выявило, во-первых, пропажу печати, во-вторых – секретаря КС, гражданина 42 лет по имени Анатолий Селедочкин. «Засранец широкого профиля», как охарактеризовал его Фэдир Андрийовыч. Совпадение казалось логичным, пока труп секретаря не откопали при реконструкции стадиона «Олимпийский», что неподалеку. При покойнике не оказалось головы и кистей рук, равно как и печати. Дело приняло серьезный оборот, и Фэдир Андрийовыч не скрывал беспокойства.

-Звоніть хоч уночі! – призывал он, всучивая свои визитки. На них был рельефно выдавлен адрес Конституционного суда в интернете: ccu.gov.ua

-Ссу, - пошутил председатель. – Обоссались дальше некуда. – Мистер Холмс, на вас последняя надежда!

Глава вторая. Следы ведут не туда

-И как вам этот Селедочкин?» - спросил Холмс, когда мы с почтением выпроводили главу КС.

Я посмотрел на фотографию экс-секретаря, которую оставил Фэдир Андрийовыч. Снимок был сделан на корпоративе: раскрасневшиеся судьи гуляли в ресторане. Одна из дам пыталась взобраться на стол. Мистер Селедочкин – его лицо судья для наглядности заключил в рамку – выглядел довольным жизнью. Среднего роста, черноволосый, с живыми глазами - лицо казалось знакомым, если не родным.

-Этого человека я никогда не видел прежде. Но, кажется, знал всю жизнь, - удивился я. – Возможно ли такое?

-Что вы хотите сказать? – прищурился Холмс.

-Не исключено, что он представляет национальный архетип. Здесь может быть зацепка!

-Прекрасно, Уотсон. Вот вы этим и займитесь, - сказал Холмс. – А я пока закончу дело о пропавших бриллиантах Лавриновича.

Преисполненный высокой миссии, я взял портативный сканер, оснащенный программой «Внешность и характер», и отправился в Украинский дом, где в режиме нон-стоп идет выставка «Великие украинцы», организованная братом президента. Здесь я обследовал сотни портретов выдающихся предков и современников. Идея пришла мне в голову уже на улице, и я счел ее удачной.

После тщательного визуального анализа я пришел к выводу, что чертами лица Селедочкин напоминает мученика Святого Иоанна, князя Дмитрия Боброк-Волынского и архимандрита Платона одновременно. В прическе секретаря есть нечто от Святого Феодосия Черниговского, а брови у него как у генерал-майора Родзянко.

С глазами пришлось повозиться особо. Глаза у секретаря, скорее, были женскими, взгляд – рассеянным. Согласно справочникам по соционике, человек с такими глазами не обременен интеллектом и тонко чувствует природу. Ближайшие аналоги, которые удалось обнаружить на выставке - скульптор Иван Кавалеридзе, укротительница тигров Ирина Бугримова и певица Клавдия Шульженко в молодости.

Изучение портретов заняло у меня добрых два часа. Пообедав в ресторане Укрдома, я вернулся на Саксаганского и доложил Холмсу о своих изысканиях. Мой подробный рассказ его не впечатлил. Шерлок заявил, что признаки Селедочкина можно поискать и у динозавров в Мезозое, и что лучше бы я съездил в морг и обследовал тело. Возмущенный таким отношением к своему труду я отправился на кухню заваривать чай, когда в дверь позвонили.

-Лариса пришла, - поморщился сыщик. – Опять эта неряха забыла ключ.

После смерти миссис Хадсон мы переоформили квартиру на Саксаганского и наняли девушку Ларису из Василькова, чтобы убирала в доме и готовила поесть. Лариса была глуповата и ленива, зато обходилась недорого. К тому же угощала яблоками из собственного сада*.

Прибыла, однако, не Лариса. Это был Лестрейд – старший следователь ГУВД Киева, жизнерадостный крепыш тридцати шести лет. Свою карьеру он начинал инспектором ГАИ в Полтавской области — идеальный, на мой взгляд, край для подобных экземпляров. К несчастью, со временем Лестрейд перебрался в Киев. Меня всегда раздражала его манера пить кофе, ковыряясь при этом в носу. Шерлок же лишь посмеивался над непосредственностью аборигенов.

—Ну, Холмс, с вас 25 процентов! – взревел Лестрейд. — Судья приходил?

Обычно следователь поставлял нам вип-клиентов с деликатными делами, за которые не бралась милиция. За это Холмс платил ему четверть от гонорара.

—Что вы думаете об этой истории? – спросил Шерлок, передавая «коллеге» бутылку пива «Оболонь».

—А шо тут думать? - Лестрейд ловко поддел крышку пряжкой от брючного ремня. — Ющу надо сорвать выборы, это каждый знает. — Теперь решения КС можно в жопу засунуть, и у него получается это… поле для маневра. Думаю, будет слив в интернет про печать. Даже если Уотсон не проболтается, гы!

Нет, этот человек определенно действовал мне на нервы.

— Кстати, как вы опознали тело Селедочкина? – поинтересовался Холмс.

—Обыкновенно, по тризубу, - Лестрейд залпом отхлебнул полбутылки. — Уф-ф. Давление. Я в такую погоду даже е*аться не могу.

Далее этот мужлан объяснил, что, начиная с мая месяца, всем чиновникам, допущенным к гостайне, ставят на теле небольшое клеймо в виде Малого государственного герба Украины. Нововведение позволяет в критической ситуации быстро идентифицировать человека и, если необходимо, взять его под защиту. Клеймо ставится в интимном месте, и практически не видно постороннему. Шпион, охотящийся за носителями державных секретов, не сможет заметить его даже в бане. Напротив, органы правопорядка знают, куда заглянуть человеку, чтобы убедиться в его особом статусе.

-Бабам тоже ставят, - заверил Лестрейд. -  Инструкция, хуле.

Глава третья. Ночные секреты

Было около полуночи, когда, отделавшись от Лестрейда и присвечивая мобильными телефонами, мы вторглись на территорию реконструкции стадиона «Олимпийский». По словам председателя КС, труп Селедочкина нашли на трибунах 12 сектора, где прежде собирались фанаты-отморозки.

В небе тускло сияла молодая луна. Под ногами шуршала бетонная крошка. Полуразрушенный цирк являл собою жалкое зрелище.

-И они хотят провести здесь европейский чемпионат? – спросил Холмс безо всякого сарказма. – Берегитесь, Уотсон!

Огромный ковш экскаватора пронесся над моей головой. «Стоило бы каску надеть», - промелькнула мысль. Экскаватор развернулся и нанес новый удар ковшом по трибунам 12 сектора. В кармане у меня было револьвер, приобретенный с рук в Муриуполе, но Холмс оказался проворнее.

-Всем стоять! – он выхватил удостоверение помощника народного депутата и направил его на группу строителей-азербайджанцев, выбежавших с арматурой. – Насыл сыныз? (Как поживаете? – турецк.)

Этих удостоверений у Холмса был полный ящик письменного стола. Когда мы вытаскивали из переделки очередного нардепа, он готов был на радостях выполнить любое желание. Но Холмс, получив гонорар, вдобавок просил лишь «корочку» помощника для прикрытия.

-Что вам еще надо? Ваши здесь всё осмотрели, - вперед выдвинулся грузный русскоязычный бригадир в куртке «Киевгорстроя».

-Неужели? - Холмс быстро нагнулся и поднял с земли крошечную сим-карту — в том месте, где был найден несчастный Селедочкин. – Чья это?

Рабочие недоуменно переглянулись.

***

-Судя по всему, распутать конституционную загадку будет непросто, - задумчиво сказал Холмс, когда охрана выставила нас за пределы «Олимпийского».

- Но где вы так хорошо выучили турецкий? – спросил я Шерлока.

-В Анталии прошлым летом – ответил великий сыщик, заправляя сим-карту в свой телефон. – Та еще дыра: русские да турки. Ага, проглотило!

На экране мобильного высветился список номеров, занесенных в память.

—Что бы вы сказали о владельце сим-карты, Уотсон, - спросил меня Холмс, передавая трубку.

—Очевидно, покойный был любвеобильным человеком, - ответил я. — В списке преобладают имена «Котик», «Вика», «Малая», «Коза» и тому подобное.

—Это верно, а еще?

— С мужчинами он ладил меньше. Последний пропущенный звонок был от адресата, обозначенного как «Мудак2».

— Любопытно. Проверим! — с этими словами Холмс нажал на вызов.

— Секретаріят президента, - откликнулись на том конце.

— Вот видите, Селедочкин получал инструкции из СП по хищению печати! – воскликнул я. — Все подтверждает версию Лестрейда, хоть он и примитивная личность.

— Неплохо для начала, - улыбнулся Холмс. — Что-нибудь скажете еще?

— Больше,.. пожалуй, ничего.

—А еще… это был не его телефон, - победоносно взглянул на меня Холмс.

—Но чей же?

—Министра молодежи и спорта.

— Но почему?!

—Сим-карта приняла PIN-код 2012. А кроме того, СМИ писали, что во время скандала, связанного с хищением средств на реконструкцию стадиона, министр швырнул свою мобилку в помощника Червоненко. Тот успел пригнуться, и телефон разлетелся о трибуны. Члены следственной комиссии ВР искали сим-карту, но не нашли…

-В списке адресатов есть еще просто «Мудак», - с надеждой заметил я.

-Ему позвоним в другой раз, - сказал Холмс. – А сейчас, Уотсон, взгляните на окно отеля! Не кажется ли вам, что кто-то подает нам знак?

Я посмотрел в направлении гостиницы «Спорт», что возле стадиона. На шестом этаже некто действительно щелкал выключателем с явной целью привлечь наше внимание.

-«Встре…тимся… в… рес…торане» - прочел Шерклок послание, переданное неизвестным светотехником азбукой Морзе. — Хорошая мысль, Уотсон. Пора принять немного хереса. Хотя в баре, конечно, одна водка.

***

Мы поднялись на последний, 18-й этаж гостиницы, где расположен ресторан. Если бы не помпезные шторы, отсюда открывалась бы неплохая панорама вечернего Киева.

-Вы – Холмс! – За столик к нам тотчас подсела девушка характерной наружности. Глаза ее блестели. Чулки тоже.

-Я читала интервью с вами в «Газете по-киевски»! – сказала проститутка (ее вызывающий наряд не предполагал, увы, иного рода деятельности).– Вы действительно англичанин?

-Кыевскый прапыска, мамой клянус! - отшутился Холмс.

-Света, - представилась девушка. – В школе я ходила в кружок телеграфистов, мечтала стать разведчицей. — А это ваш друг?

-Мистер Уотсон, старший гинеколог «Медикома», — отрекомендовал меня Шерлок. — Вам есть, что сказать о Селедочкине? Официант, три коньяка!

-Вы ищите Толика? Найдите его!.. – с жаром заговорила Света.

-Боюсь, что Толика уже нашли, - деликатно возразил Холмс.

-Нет, нет! Это не он. Они подбросили какого-то бомжа на стадион, чтобы досадить министру молодежи и спорта. Я это видела ночью. Из номера, где мы… обслуживали делегацию белорусских волейболистов.

-Кто «они»?

-Не знаю, мистер Холмс. Часа в три ночи к воротам подъехал фургон. Оттуда вылезли люди в черном и потащили тело на стройку. А наутро, – Света понизила голос до шепота, – мне позвонил сам Толик. Он успел сказать: «Найди длинного…», как связь прервалась.

– Кто такой «Длинный»?

- Какой-то хмырь, типа ученый. Они тут с Толиком пару раз встречались, перетирали типа бизнес-проект.

Света отхлебнула коньяк и с возмущением поставила рюмку на место.

-Коля! Ты бы мог нам такое говно не наливать?! – обратилась она к официанту. – Тут человек из Лондона приехал… Дай хоть «Закарпатского»!

-Кто же знал,.. – Коля невозмутимо заменил коньяк.

-Простите, за бестактность, но что связывало вас с мистером Селедочкиным? – задал Холмс, наконец, вопрос, не дававший покоя и мне.

Света окинула на нас долгим взглядом.

-Когда-то мы были вместе в партии «Громада», еще при Лазаренко, - сказала она. Потом Толик сделал карьеру, а я…

«…Получи, фашист, гранату!» - прохрипел вдруг голос из Светиной сумочки.

-Эсемеска пришла, - улыбнулась девушка, доставая трубку. - Странно… Что бы это могло быть? – Она показала нам мобилку со смайликами на экране:

:[email protected] :-E  D-: :-E      :-][ :-F >:-D X-D :-E (_!_)

-Знаки выражают негативные эмоции. Очевидно, сообщение содержит угрозу, - сказал Шерлок, взглянув на шифр. – Пожалуй, нам пора.

Расплатившись, мы быстро вышли из ресторана. Я вызвал лифт.

-Нет. По лестнице! – скомандовал Холмс.

Подгоняемые неясной тревогой, мы быстро спустились на уровень 6 этажа. Снизу поднимались люди в темных очках.

-Сюда! – Света ухватила меня за рукав – Идемте! – поманила она Шерлока вглубь гостиничных покоев.

Мы вбежали в пустующий полулюкс с плоским телевизором. Света быстро заперла дверь. «Наша база», - объяснила она полушепотом. Пользуясь темнотой и возникшей опасностью, девушка плотнее прижалась к Холмсу.

«Тебе пиздец», - прошептал в ответ Шерлок. – Простите, - объяснил он изумленной Светлане, – я сейчас расшифровал СМС. Вначале идут четыре буквы, две из которых повторяются. Затем – шесть, содержащих одну из повторяющихся…»

В коридоре послышались шаги. Спустя пару секунд чья-то рука властно подергала за дверную ручку. Я взвел курок. Холмс аккуратно взял вазу со столика.

- Светка, открой, – послышался, наконец, знакомый голос. - Не балуйся! Это я.

Лицо Светланы снова вытянулось.

На пороге стоял министр молодежи и спорта с коллегами. Увидев нас с Холмсом, он изобразил легкое смущение.

-Виноват, джентльмены. Я, видимо, не вовремя. Хотел предупредить Свету, да мобилку… забыл, - объяснил высокий гость.

-Все в порядке, министр, мы уходим, – успокоил его Шерлок. – Желаю приятно провести вечер.

-Э-э… - замялся чиновник.

-Мы с вами не встречались, - заверил Холмс.

Министр признательно кивнул.

***

-И все-таки Света знает, кто послал СМС, - сказал Холмс, когда мы вернулись домой. – Я прочел это в ее глазах.

– Ручаюсь, она вам расскажет наедине, - усмехнулся я. – Кстати, нам тоже есть мессидж!

На автоответчике телефона мигала красная лампочка. Запись оставила Татьяна Монтян – известный адвокат и правозащитник, посвятившая свою жизнь борьбе с судебным произволом и насилием над личностью.

-Холмс, ты чё, е*анулся? – годы противостояния с авторитаризмом приучили ее говорить без обиняков. – На х** тебе этот каэс? Давай завтра пересечемся, я тебе объясню, чтоб ты не вляпался по самые яйца. Перезвони мне!..

-Ага, значит, клюнуло, - удовлетворенно сказал Холмс. – Монтяха бы не дергалась.

-Так у нее же друг Шишкин в Суде, - припомнил я фамилию одного из судей.

-Шишкин-Пышкин… - Холмс задумчиво повертел в руке пульт от кондиционера. - С понедельника, Уотсон, возьмемся за дело всерьез.

Василий Угловой

ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ

*С квартирой, кстати, получился долгий, изнурительный процесс – в Симферополе отыскался дальний родственник миссис Хадсон, претендовавший на наследство. Отсудить жилплощадь удалось благодаря усилиям судьи Шевченковского райсуда – он был педофилом и однажды попал в серьезный переплет с детьми зампреда Счетной палаты, а Холмс, расследовавший дело, закрыл глаза на компрометирующие улики, приняв официальную версию прокуратуры. Судья добро запомнил и с тех пор помогал, чем мог. Он ведь знал, что улики никуда не делись и могут быть преданы гласности в любой момент...

Copyright © 2010 "Досье". Разработка сайтов WebUnion При полном или частичном воспроизведении материалов ссылка на www.dosye.com.ua обязательна (для интернет-ресурсов - гиперссылка). Администрация сайта может не разделять мнение автора и не несет ответственности за авторские материалы.
Адрес редакции: [email protected]