Лента новостей

сентябрь 18, 2019

20:41 "Шерше ля фам": "террорист" с моста Метро тронулся умом из-за измены своей подргуи

19:49 Задержан "минер" моста Метро в Киеве

19:38 Задержан подозреваемый в убийстве работников АЗС в Николаеве

18:54 В Донбассе в здании суда избили прокурора

18:41 Вооруженный крымчанин "захватил" мост Метро в Киеве

17:37 Херсонский губернатор пожаловался на "наезд" приятеля родителей Зеленского

14:41 На АЗС в Никколаеве застрелили трех сотрудников

14:37 Депутаты Киеврады настучали на Кличко в НАБУ

13:55 Вятрович уволен из Института нацпамяти

11:48 В Днепре таксист скончался после сеанса с проституткой

10:39 Порошенко не пришел на допрос

10:28 В Запорожской области расстреляли зампреда ОТГ (дополнено)

10:24 Поджог дома Гонтаревой обсудят всей Генпрокуратурой

09:53 Охранники Медведчука захватили участок на Трухановом острове в Киеве

09:36 Гонтарева настаивает, что ее преследует Коломойский

09:20 Зама Кличко избили в киевском подъезде

сентябрь 17, 2019

20:02 Лукашенко призвал Америку подключиться к Минской группе

19:43 В Киеве на Майдане возникли огромные очереди в метро

19:42 Избран новый глава КС

16:28 Печерский суд арестовал "Кузню на Рыбальском"

EuroMillions
EuroMillions

Призраки Голодомора

07.07.2011 12:44

Сценарий триллера в нескольких частях (по мотивам х/ф «Мумия», «Мумия-2» и «Мумия-3»)

Часть первая. Трагическая случайность

Начало картины. Суровая музыка, черно-белые кадры кинохроники. Сталин, индустриализация, Беломорканал, фрагменты кинофильма Александра Довженко «Земля». Диктор вдохновенно шпарит на английском. Переводчик монотонно, но не гнусаво излагает тезисы:

- Россия, первая половина ХХ века. Самая богатая часть империи – Украина – оказалась под властью коммунистов. Они отбирали у фермеров хлеб и высылали их в Сибирь. Вождь коммунистов Сталин хотел убить всех фермеров, потому что они требовали свободы. Сталин придумал операцию под кодовым названием «Голодомор». Миллионы людей были обречены на мучительную смерть. Спасаясь от голода, они ели своих детей, коллег и соседей. Все они погибли и были погребены в неизвестных местах…

Коммунисты засекретили «Голодомор» в КГБ. С тех пор над Украиной повисло тяжкое проклятье. Тайна «Голодомора» оставалась нераскрытой вплоть до наших дней. Оракулы предрекли бедствия тем, кто сорвет покровы секретности…

***

Наши дни. Лукьяновский следственный изолятор в Киеве.

- Симоненко, народный депутат Украины! - на «рисепшн» заходит лидер КПУ, требуя выдать ему арестованного студента Виктора Загоруйченко. Студент, управляя отцовским «Лексусом» в пьяном виде, сбил насмерть девушку в центре Киева. Загоруйченко – дальний родственник Симоненко.

-Если бы вы не были депутатом, я был бы рад посадить вас самого в эту камеру, – говорит с презрением начальник тюрьмы, отпуская студента.

-Вот именно, - отвечает Симоненко, садясь в «Мерседес».

Офис Компартии Украины на Подоле в Киеве. Огромный камин, оформленный как панорама Сталинградской битвы. Симоненко выбрасывает в камин материалы уголовного дела против студента, предварительно зачитывая их:

-Светлана Крюк, 23 года. Родилась в городе Шостка, Сумской области, окончила среднюю школу № 17 с золотой медалью… Что она тебе сделала?

Витя всхлипывает:

- Мы ж не хотели. Мы только отмечали поступление в КИМО…

Перебивка. Цветные планы ресторана средиземноморской кухни «Паваротти» в Киеве. Здесь гуляет Витя Загоруйченко, сын директора ЗАО «Строймонтажсервис», свояка лидера КПУ Петра Симоненко.

Загоруйченко-старший пристроил сына в Киевский институт международных отношений. Студенты-мажоры обмывают поступление в вуз.

-А ты на нее соусом капни, - говорит Загоруйченко своей подруге Алене Пирожок, когда официантка приносит большое блюдо устриц. – Тогда она вырубится.

- Девушка, а они, правда, живые? – спрашивает он у официантки.

Алена Пирожок притворно визжит. За соседними столиками оборачиваются.

-Прикинь, этот мудак говорит: «На какой купюре нарисован первый президент Украины?» - рассказывает Витин друг Гена свои приключения на экзамене. – А я натурально забыл…

- Сказал, что Сковорода? – спрашивает Витя?

- Почему Сковорода? – не врубается ограниченный Гена?

-Там пятьсот гривен! – ржет Витя.

-…в 2003 году поступила в Национальный университет пищевых технологий на факультет технологии сахаристых веществ, - продолжает лидер КПУ. – Видишь, она тоже хотела учиться!

Витя готов заплакать.

Перебивка. Пьяные студенты едут на «Лексусе» в Пущу-Озерную трахать Алену Пирожок.

-В этом озере Гоголь купался! – грузит Витя, расписывая прелести ночного купания голышом в Пуще – Озерной.

-Осторожнее!» - кричит Алена на перекрестке. Следует сильный боковой удар.

-Суд у нас, как ты знаешь, строгий и справедливый. И, главное, быстрый, если нужно,.. - чеканит Симоненко, выбрасывая в камин обложку дела. – Короче, пойдешь, на истфак в Драгоманова (Педагогический университет им. Драгоманова – ред.). Поучишься год, а там посмотрим.

На лето уедешь подальше отсюда – могилы копать с археологами. Таким как ты полезно. Узнаешь, где людей зарывали за такие дела, - неожиданно прикалывается Симоненко.

-Да, и заявление в партию пиши. У нас молодежи не хватает.

Витя выходит из офиса КПУ, шмыгая носом. Он бросает прощальный взгляд на красную табличку: «Центральный Комитет Коммунистической партии Украины».

-Пидарасы! – вполголоса говорит Витя. На душе у него тяжело.

Часть вторая. Ужасы начинаются

Раскопки скифского кургана под Бахчисараем, Автономная республика Крым. Руководитель экспедиции, завкафедрой Института археологии НАНУ Игорь Бурячок проводит утренний развод. Это сорокалетний зануда в очках и джинсах «Супер Райфл». Его слушают полтора десятка человек с лопатами – десять студентов и пятеро бичей, работающих за харчи.

- Сегодня пройдем по этому склону, - говорит Бурячок. – Попрошу копать внимательно. Если расчеты верны, мы найдем вторую скифскую пектораль.

- Ты, смотри, барсетку не потеряй, - подначивают бичи.

-И напоминаю, товарищи, о строгом соблюдении сухого закона! – хмурится завэкспедицией. – Витя, говорит он студенту Загоруйченко, - я еду в Симферополь, остаешься за старшего. – Если что, звони на мобильный. Тут «Киевстар» берет.

Народ нехотя разбредается по объекту.

- Третий день в Крыму, а еще на море не был! Хуйня какая-то, - говорит бич Володя своему корешу Сереге. – Слыш, малой, ты Витя, да?

- Что вы хотите? – Витя не знает, как себя вести с бичами.

- Витек, смотри, - бичи обступают Загоруйченко. – мы ща в село смотаемся, а ты тут пока то да се… Копай, короче, с пацанами. Будет Очколуп (кличка завэкспедицией – ред.) спрашивать – все на месте. Понял?! – спрашивает бич Володя.

-Я…не могу вам этого обещать, - говорит Витя, собрав остатки самообладания.

-Ладно, ладно, я пошутил. – Володя недобро улыбается и идет копать

Витя с энтузиазмом неофита вонзает лопату в грунт. Слышен какой-то хруст.

-Сюда, сюда, я что-то нашел! – кричит Витя коллегам.

Сбегается народ. Оказывается, Витя протаранил лопатой ящик портвейна, который бичи зарыли в кургане от Бурячка.

***

–Я им покажу! Я их всех поубиваю! – говорит Витя вечером. Его лицо в синяках и ссадинах. Отоварив Загоруйченко, бичи ушли за бухлом, обещая навешать «сцыкуну» еще, по возвращении.

Студентка Лена, прижигая Вите раны йодом, говорит, что еще и не так получила, когда первый раз не пришла домой ночевать. До свадьбы, мол, заживет.

«До похорон», - решительно говорит сам себе Витя. В сумерках он крадется к полевой кухне, чтобы взять большой тесак. В конце концов, он уже убил человека. Стесняться нечего.

Проходя мимо злополучного кургана, Витя спотыкается и падает в яму, ударяясь о выступ на дне. Это цинковая коробка с надписью «НКВД. Никогда не открывать!» Когда Витя пробует потрясти коробку, та раскрывается сама. Внутри надпись: «Просили ж не открывать!»

Неведомая сила подбрасывает Витю в воздух метров на двадцать. Одновременно в Украине происходит землетрясение силой 2-3 балла. В городах падают несколько хрущевок, в Киеве накреняется башня на здании Федерации профсоюзов Украины. Сейсмологи отмечают активизацию Пиренейско-Уральского тектонического хребта. Из-под земли прорастают чьи-то костлявые руки...

Придя в себя, Витя продолжает путь к палатке. Наперерез ему выходят несколько человек. Это не бичи, хотя одеты еще хуже. Лиц их в темноте не разглядеть. Витя чувствует необъяснимый ужас.

–Мальчик, где тут кухня? – вкрадчиво спрашивают незнакомцы.

–Там, – указывает Витя. – А… зачем вам? – задает он опасный вопрос.

–Веди! – отвечает главный. При этих словах Луна освещает всю группу. Зрелище впечатляющее. Кухню ищут мертвецы, восставшие из мест коллективного захоронения.

Витя подрывается и с невероятной скоростью бежит прочь из лагеря. А на поверхность выбираются все новые и новые потусторонние личности…

***

Железнодорожный вокзал в Симферополе. Витя шел сюда пешком всю ночь. Он голоден, устал и просит у людей мобилку, чтобы позвонить домой. Но летом в Крыму таких красавцев предостаточно, и никто не спешит помочь Загоруйченко с его побитой рожей.

Наконец Витю «вяжут» вокзальные менты, которые пытаются «повесить» на него несколько краж. Витя клянется, что он родственник лидера Компартии Симоненко и предлагает связаться хотя бы с председателем Крымского Рескома КПУ Леонидом Грачом, который все подтвердит.

-Может ты еще сын Ющенко? – спрашивает сержант.

Между делом менты обсуждают резонансный криминал под Бахчисараем. Там ночью вырезали группу археологов. Мотивы неясны. Спаслись двое – начальник, который слинял накануне, и студент, который сбежал. Студента ищут.

Загоруйченко начинает понимать, что «конкретно попал».

Часть третья. Ужасы продолжаются

Памятник Косиору возле кинотеатра «Киевская Русь» в столице Украины. Три часа ночи. Группа студентов национально-демократической ориентации пробирается к памятнику. Они хотят облить его краской и написать по диагонали «Кат українського народу».

Какие-то бомжи сидят на лавке в парке над памятником.

-Ребята, пожевать ничего нет? – вяло спрашивают бомжи.

-Ідіть на хуй! - полушепотом отвечает Мирослав, заводной студент Могилянки, одетый в майку «Ти живеш на своїй землі». Он выплескивает ведерко масляной красной краски на фуражку Косиору. В следующий миг бомжи перерезают глотку Мирославу крышкой от банки консервов "Ставрида бланшированная в масле ломтиками". На памятнике еще одно алое пятно. Остальные студенты разбегаются. Бомжи с урчанием поедают студента Мирослава.

***

Закусочная «Макдональдс» на станции метро «Левобережная» в Киеве. Вечер, народу немного.

– Вільна каса! – кричит продавец с биркой «Даша», хотя и так свободно.

У прилавка вырастают двое женщин неопределенного возраста. На них застиранные вышиванки и ожерелья из речных ракушек.

- Дай хлеба, деточка, - просят женщины низким голосом.

- Прошу, вільна касса! - кричит поверх них Даша, которую учили, как реагировать на сумасшедших.

- Два даблгамбургера, две средних колы, один пирожок с вишнями, мороженое «рожок» и две маленьких фри, - говорит мерчандайзер Николай, культурно оттесняя одиозных женщин.

- Здесь будете кушать? – спиной спрашивает Даша, наливая колу из автомата.

-Здесь, здесь! – отвечают женщины в вышиванках, незаметно преодолевая прилавок. Они окунают Дашу в чан с кипящим маслом, где приобретает товарный вид картофель-фри. Затем отрывают ей уши и, жуют их, макая в масло.

- Чё уставился? Мороженое неси! – говорят женщины начальнику смены с биркой «Федор», который выбегает на истошный крик сотрудницы...

***

- В Киеве и других городах участились случаи каннибализма, - говорит министр внутренних дел на закрытом совещании. – Пока ни одного задержания. Жертвы самые разные, есть кандидаты наук. Их убивают и жрут. А теперь внимание! На месте преступления найдены следы людей,.. умерших в первой половине ХХ века. Возможно, это какой-то новый культ некрофилов. Подымите профессоров, историков, ученых. Прочешите сатанистов. Да, и!... Кто журналерам разболтает, того я сам съем!

Участники совещания расходятся озабоченные. Начальник спецотдела по расследованию аномальных убийств, капитан Вадим Котигорошко задумчиво листает Большую Советскую энциклопедию. Пробежав глазами «Каннибализм», он быстро переходит к главе «Коитус». Резко звонит телефон.

- Тащ капитан, ЧП на Петровке! Сто трупов! – кричит лейтенант Пилипчук.

***

Киевский метрополитен в час пик. На станцию «Тараса Шевченко» приходит потный, вонючий состав, следующий в сторону Оболони. В последний вагон втискиваются два подростка. Они одеты в запредельные лохмотья и обуты в стоптанные сапоги.

–Вибачте, люди! – жалобно говорит первый подросток. – Наша мама померла від голоду, батько теж.

–І сестрички наші померли,.. – всхлипывая, добавляет второй. – Ми самі не їли три дні. Поможіть, люди добрі!

Пассажиры молчат. Некоторые возмущаются безыскусностью попрошаек.

–То ви не вірите? – грустно спрашивает нищий парня, листающего журнал «Мой компьютер». Технарь отворачивается к надписи «Не притулятися». В ушах у него по гайке.

– Р-ра-а-а!!! Подросток молниеносно отгрызает парню руку. Кровь из раны хлещет на других пассажиров. Компьютерщик корчится и гибнет от болевого шока.

Подросток подымает глаза на вагон. Это лицо упыря, с которого сползают остатки кожи.

Его напарник тоже изменился. Теперь он похож на скелетированный труп из сводок Центра общественных связей МВД Украины.

–Вам, певно, грошей шкода? – участливо спрашивает притихшую от ужаса толпу второй скелет? – Так ми вам ще зіграємо!

Скелеты достают из котомок подержанную гармошку и свирель и берут первые аккорды похоронного марша Шопена, надвигаясь на аудиторию. Пассажиры пытаются отпрянуть, но особо некуда – вагон полон, да и задние ряды не пускают. Прервав игру, скелеты набрасываются на толпу. Следует неприглядная натуралистичная сцена уничтожения пассажиров метрополитена: скелеты перегрызают беззащитным людям глотки и разрывают их на части. Не жалеют и детей.

Когда поезд въезжает на станцию «Петровка», вагон завален истерзанными трупами и залит кровью. Толпа с перрона, ничего не подозревая, вваливается в вагон. Начинается визг и паника. В суматохе два подростка с котомками незаметно перебегают в состав, следующий в обратном направлении…

Часть четвертая. Тревожные времена

Киоск «Шаурма» на автостанции «Дачная» в Киеве.

-Помельче нет? — спрашивает продавец, принимая 50-гривневую купюру. Это Витя, который сбежал от симферопольских ментов и инкогнито вернулся в столицу.

Он признался в краже сумочки на перроне и во время следственного эксперимента дал деру, уцепившись за проходящий товарный состав. В пути Загоруйченко таки украл сумку, чтобы не умереть от голода. А в Киеве устроился продавцом шаурмы на окраине. Витя живет в бытовке с западенцами, которые строят дачи. Он чувствует, что катится по наклонной, но не знает, как быть. Что Витя знает четко — 14 трупов ему никто не спишет.

-Извините, зарплату дали одними полтинниками, — оправдывается клиент-очкарик. — Ах, это ты?!! Мерзавец, где пектораль?! — кричит обезумевший доцент Бурячок. Он узнал в продавце некогда перспективного студента.

-Мужчина, успокойтесь, — воровато озираясь, Витя нахлобучивает Бурячку на голову миску с кетчупом и пулей вылетает из киоска.

На автостанции легкая паника. Бурячка принимают за одного из людоедов, о которых писали в газетах.

***

В Киеве однодневный траур по жертвам инцидента на Петровке. «Мы достанем убийц хоть из-под земли», — обещает на митинге Луценко, под которым вновь зашаталось кресло. — Эти выродки не могут называться людьми!..»

В МВД создается совместная с СБУ группа по расследованию. В немотивированных зверствах усматриваются признаки угрозы национальной безопасности. На подмогу Котигорошко командирован сотрудник спецслужбы. Он настолько засекречен, что не имеет имени и отзывается на „товарищ старший лейтенант, разрешите обратиться“. В СБУ его называют Дурак, но на самом деле это хороший специалист.

Котигорошко и гэбист поначалу игнорируют друг друга, идя параллельными путями к истине. Труднее гэбисту: базу по сатанистам случайно уничтожили в СБУ при Турчинове — вместе с компроматом на Тимошенко.

Котигорошко через знакомых проституток выходит на модного прорицателя Аквилия (в миру — Валерий Хлысь). Прорицатель некогда отсидел за совращение малолетних, после чего ударился в мистику.

-Под землей неспокойно, — говорит Аквилий, — щелкая по клавиатуре компьютера. — Они вышли наружу. Но пока ничего не могут без своего вождя. Будет вождь — тогда, извините, трындец.

-Кто они? — спрашивает Котигорошко.

-Это вся информация, — устало говорит прорицатель. — Дальше поле не пускает. Оно чувствует, извините, мента рядом. Не хочет делиться…

***

Праздник вареников в парке имени Пушкина в Киеве. На деревьях — портреты главы Шевченковской райадминистрации Пилипишина и реклама водки.

-У меня предчувствие, что это здесь, — говорит Котигорошко гэбисту, переодетому поваром. Вместе с другими он лепит вареники в он-лайне, перед телекамерами. Вареники распадаются.

-Друзья, мы должны поблагодарить за чудесный праздник председателя районной государственной администрации Виктора Петровича Пилипишина, а также торговые марки „Хортица“ и „Золотая амфора“, — надрывается аниматор, наряженный Веркой Сердючкой.

Ему внимают несколько десятков отдыхающих c детьми. На сосне подвешен ключ от „Таврии“. Молодежь состязается в попытках добраться до приза.

Кульминация шоу — вынос трехметрового вареника, набитого красной икрой. „Искусственная, — тихо говорит гэбист, — я узнавал“.

-А сейчас мы попросим Виктора Петровича угостить дорогих гостей чудо-вареником — захлебывается конферансье — Аплодисменты!»

На сцену выходит улыбающийся Пилипишин в костюме и галстуке в полоску. Ему подают нарядный фартук.

Из-за деревьев выбегает стая упырей и бросается на вареник и Пилипишина. Котигорошко и агент СБУ открывают огонь по мертвецам. Те падают, но вскоре оживают и бегают по столам с водкой и закуской.

Пилипишин быстро взбирается на сосну, выше ключа. Отдыхающие с криками покидают парк.

***

Морг на ул. Оранжерейной в Киеве.

-В медицинской энциклопедии я такого не встречал! — удивляется Котигорошко. На столе лежит продырявленный мертвец, который оживает каждые полчаса, и его приходится убивать снова.

-Достал нас ночью, — говорит патологоанатом.

-Отпечатки совпадают. Климчук Василий Григорьевич, Васильков Киевской области. Погиб от истощения в мае 1933 года, — говорит сотрудник СБУ. — Значит это не выдумки. Отчего же они воскресли?..

Мертвец подымает голову. Патологоанатом бьет его ножкой от стула.

***

Ухабистая дорога на Бородянку под Киевом. Автомобиль везет в багажнике связанного Витю Загоруйченко. Слухи о том, что он якобы украл вторую скифскую пектораль, дошли до бандитов.

Витю бросают в холодный подвал бесхозной избы — чтобы вспомнил, где драгоценность.

-Будешь свое говно жрать! — обещают бандиты, закрывая люк. Они также обещают отрезать у Вити по пальцу каждые сутки, если не признается.

Спустя полчаса бандиты барабанят в люк: «Открой, сука!» Оказывается, в доме тоже завелись упыри. Хитрый Загоруйченко, однако, успел запереться снаружи. Он решил умереть, но сохранить пальцы — без пальцев ведь не сделать карьеру в международной дипломатии. Наверху слышны вопли бандитов, а затем — отвратительное чавканье.

Через сутки Витя отваживается приоткрыть крышку погреба. На него смотрят дула двух пистолетов — капитана Котигорошко и сотрудника СБУ.

***

-Прошлое всегда возвращается, — назидательно говорит Вите сотрудник СБУ. Втроем с Котигорошко они едут на бандитском джипе через лес.

-Я тебя в метро еще заприметил, — усмехается Котигорошко — на стенде «Их разыскивают». Не хрен было коробочку трогать.

 — Так я ж не хотел,.. — оправдывается Витя.

 — «Я больше не бу-у-ду…», — передразнивает агент СБУ. — Посадят в камеру с Оноприенко — ему расскажешь.

Витя чувствует, что не посадят. Он и так натерпелся.

Часть пятая. Пробуждение вождя

Байковое кладбище. Ночь. Луна освещает надписи на могилах знаменитых людей: Щербицкий, Чорновил, Лобановский, Леся Украинка… Когда Луну закрывают облака, подымается ветер, а в глубине кладбища вспыхивают мистические огоньки.

Вот и могила с надписью «Джеймс Мейс». Здесь покоится видный исследователь Голодомора, американский ученый Дж. Мейс, нашедший приют на украинской земле.

Лунный свет падает на могильную плиту, размалеванную граффити — уже и сюда добрались малолетки!

Плита медленно приходит в движение. Из-под нее выбирается обитатель могилы. Это плотный лысоватый мужчина синего цвета в хорошем костюме. На шее у него орден Ярослава Мудрого II степени, который Мейс получил посмертно за вклад в изучение Голодомора.

Неуверенно, словно во сне, исследователь шагает среди могил.

-Sorry, — говорит он, случайно наступая на соседние памятники.

На выходе из кладбища — бытовка, в которой ночуют кладбищенские сторожа. Два охранника, пожилой и молодой, смотрят по телевизору фильм «Место встречи изменить нельзя». На плите закипает чайник.

-Дядь Петь, а сигареты чьи? Вы же бросили, — спрашивает молодой охранник, кивая на пачку «Мальборо», что лежит на замызганном столе.

-Это для них, — сухо отвечает пожилой. — Они когда выходят, курить просят.

-Кто «они»? — с надрывным смешком спрашивает молодой.

Свистит чайник. С нехорошим скрипом открывается дверь бытовки. Телевизор вырубается на монологе Высоцкого о том, что вор должен сидеть в тюрьме.

В проеме стоит Джеймс Мейс, сжимая в руках ленточку с надоевшим орденом. Он вращает головой и, кажется, ничего не видит впереди

-Закурыт йест? — наконец спрашивает он с акцентом.

Пожилой охранник мигом протягивает «Мальборо» и зажигалку. Мейс берет сигарету, прикуривает.

-Спа-сыбо, — говорит он и выходит из бытовки.

Молодой охранник в шоке. Пожилой срочно звонит в СБУ.

-Кто (на этот раз — Ред.)?  — спрашивает дежурный. Услышав ответ, стремглав бежит наверх.

***

Дом престарелых Академии наук Украины в березовой роще возле Ирпеня.

 — Это был секретный эксперимент институтов биохимии и этногенеза, — говорит Вите Загоруйченко, Вадиму Котигорошко и сотруднику СБУ 96-летний профессор Петухов, сам похожий на мумию. — Сталин хотел иметь подземную армию на случай войны с Гитлером. Жертвы Холоко…, тьфу, Голодомора должны были ожить и убить врага. В Крыму хранился резервный активатор. Но мы ошиблись в пропорциях. Средство сработало только через 75 лет. Это все Шнеерзон, наш начальник лаборатории. Он продался немцам, падла…

Ученый начинает предсмертно хрипеть.

-Скажите, а девушку, которую я сбил, можно так оживить? — кричит ему в ухо Витя.

-Можно. Но только через 75 лет,.. — шепчет профессор.

Сотрудник СБУ двумя пальцами опускает ему веки.

-Надо спешить!

***

В Украине — массовое восстание мертвецов из могил. Государство старается замолчать масштабы бедствия, но в отдельных областях уже вводят чрезвычайное положение. Пресс-служба Кабмина издает краткий релиз. Суть его в том, что подземные силы, вероятно, заинтересовал рекордный урожай, достигнутый благодаря усилиям правительства.

В Киеве объявлен комендантский час, но покойникам на него плевать. На Софийскую площадь стекаются мертвецы разной степени разложения, чтобы сотворить в одноименном соборе обряд реинкарнации. Они идут целыми семьями, скандируя «Мейс! Мейс!» Блок-посты деморализованы и пропускают «повстанцев». Когда площадь заполнена, из ворот столичного милицейского главка вылетают отряды ОМОНа с дубинками. Начинается массовая драка, напоминающая побоище 18 июля 1995 года, в день похорон патриарха УПЦ КП Владимира Романюка.

***

-Его осиновым колом не возьмешь. Только копьем можно замочить, я узнавал, — говорит сотрудник СБУ.

Витя, Котигорошко и сотрудник СБУ обсуждают план действий на детской площадке в парке возле ГУ МВД. Отсюда хорошо видно драку на Софийской.

Оказывается, вождя упырей следует поразить уникальным копьем князя Владимира с наконечником в виде золотого трезубца. По данным СБУ, оно хранится в Национальном музее истории Украины, и никогда не выставлялось.

***

Подвал Нацмузея. Директор в сопровождении сотрудника СБУ и капитана Котигорошко вскрывает хранилище. Здесь пыль и путина. Вот и ящик с копьем. Ассистенты отдирают ломами крышку. Вместо копья в ящике лежит швабра.

-Я не понимаю! — удивляется директор. — Согласно описи, копье должно быть здесь. — Он в отчаянии стучит по ящику со стружкой.

-Все ясно, — говорит офицер СБУ. — Толканул налево, — поясняет он капитану, который уже и сам догадался.

-Сейчас это им объяснишь, — офицер СБУ подымает директора за воротник и тащит наверх, к окну. За окном виднеется зарево со стороны Софийской площади. Там буйствуют скелеты.

-Пощадите! — умоляет директор. — А шашка Хмельницкого не подойдет? Она в прекрасном состоянии.

В окна музея с любопытством заглядывают отдельные скелеты. Автоматчики отгоняют их очередями с крыши.

-Отдай им его, — говорит эсбеушник менту, поводя подбородком.

-Директор уссыкается и теряет дар речи. Жестами он показывает, что копье понравилось президенту, и он взял его временно на дачу, детям поиграться…

***

Штаб верховного главнокомандующего. В центре огромный монитор с планом Киева.

 — Может авиацию применить? — спрашивает Ющенко Еханурова. Оба — в камуфляже.

-Нельзя, там София, памятник ЮНЕСКО, — говорит Ехануров.

-Да, и моя резиденция тоже, — соглашается Ющенко.

Заместитель главы СП Роман Бессмертный принимает по телефону сообщения с мест.

-Донецк, ну что у вас? — интересуется Роман Петрович. — Горсовет захватили? Да ты что! Кого?..

-Лукьянченко (мэра Донецка — ред.) съели,  — вполголоса говорит Бессмертный, прикрывая рукой трубку. В штабе - взрыв хохота.

Адъютант докладывает президенту, что к нему рвутся двое ненормальных от Луценко. Они, мол, знают, как укротить мертвецов.

-Пусти, — разрешает Ющенко. — Только проверь, чтоб люди были…

Витя и Котигорошко сбивчиво объясняют президенту важность копья для спасения нации. Ющенко не врубается. Потом вспоминает, что да, какие-то копья у него действительно есть. «Я позвоню на дачу, дам команду, — говорит президент. — С Богом! Только у меня паркет перестилают, вы там поаккуратнее…»

Часть шестая. Решающая схватка

Байковое кладбище. Мейс выходит из ворот и идет на трассу. Он шагает все увереннее, ведомый потусторонней силой. Выйдя на середину дороги, исследователь тормозит ночную фуру с надписью «Черновицкие колбасы».

-Охуел, блядь?!! — пробует возмущаться водила.

Мейс молча выбрасывает его из кабины и занимает место за рулем. Можно ехать, но что-то мешает. Ага! В кабине играет радио "Шансон":

Осень грустная, прости, не суди,

Уголовничка к себе приюти.

Да дождём, дождём холодным не пугай,

Я же только что из зоны, так встречай.

Я же только что из зоны, так встречай…

Мейс выдирает автомагнитолу и швыряет в окно. Радио бьет по лбу водителя, который приподымается с асфальта. Машина срывается с места и мчится в центр.

-Всем постам: задержать любыми силами! — кричит начальник ГАИ в селектор.

Мейс мчится по Красноармейской, задевая машины, припаркованные с нарушением правил. Гаишники, когда на них смотрит Мейс, цепенеют.

Возле СБУ гебисты возводят баррикаду, перегораживая Владимирскую чем попало. В том числе стендами передвижной выставки СБУ о зверствах Голодомора. Слышится стрельба и разрывы гранат. Но машине все нипочем.

Преодолев последние преграды, грузовик влетает на Софийскую площадь и переворачивается. Колбаса из рефрижератора веером рассыпается по мостовой. Из кабины выбирается помятый, но невредимый Мейс. Упыри приветствуют вождя громкими криками. Мейс отвечает победным воплем. Это загробный язык, которого не понять. Битва продолжается с новым энтузиазмом.

На памятнике Богдану Хмельницкому сидит начальник столичного ОМОНа. Он оторвал булаву, которой теперь отбивается от противника. Омоновец бьет сильно, но скелеты, отведав черновицкой колбасы, тоже преображаются. Стаскивают мента и разрывают на кусочки. В угаре борьбы рушится и сам памятник, под которым открывается тайный ход в ГУ МВД, СБУ и библиотеку Ярослава Мудрого. Толпы скелетов устремляются по подземным коммуникациям, круша все на своем пути. Самые же продвинутые упыри занимают позиции у черного хода из отеля „Хаятт“, откуда выбегают перепуганные иностранцы с чемоданами на колесиках.

***

Дача Ющенко в Новых Безрадичах. Комнаты плотно заставлены прялками и горшками. Витя задевает этнографический стеллаж с рогачами. Композиция со звоном рушится. В последнем зале Витя и Котигорошко находят десятка два копий с тризубами.

-Хватайте все, потом разберемся, — говорит сотрудник СБУ.

Они забрасывают копья в грузовик, словно дрова, и едут в центр. На заднем плане — охрана дачи, опутанная скотчем как Лаокоон: Ющенко забыл предупредить сторожей, и их пришлось нейтрализовать.

***

Софийская площадь. Скелеты бурно празднуют победу. На подходе к площади застыли внутренние войска с огнеметами. Войска боятся приблизиться: фиг знает, чем это грозит.

-Мейс! — неожиданно раздается голос с колокольни. Это кричит сотрудник СБУ, размахивая красным флагом, содранным с балкона ЦК КПУ на Подоле. — Кам хиа! (иди сюда — англ.)

Опешив от такой наглости, скелеты затем карабкаются на колокольню. Сотрудник СБУ стреляет по ним из калаша. Автомат заедает, потому что это китайское дерьмо, приобретенное по бартеру бывшим руководством госбезопасности.

-Витек, не ссы, — говорит студенту сотрудник СБУ, когда к колокольне подходит сам Мейс. Он взбирается быстро и уверенно, как Кинг-Конг на Эмпайр Стейт Билдинг.

-Ты должен сделать это сам, — указывает Котигорошко на груду копий. — Главное, не ошибись.

-Почему я?!! — возмущается Витя.

-Остановить зло может только тот, кто его пробудил, — говорит капитан. — Так написано в Энциклопедии магии.

-А за уклонение от выполнения гражданского долга — статья, — добавляет сотрудник СБУ.

-Ну это вы уже гоните, товарищ старший лейтенант! — кричит прицеливаясь Витя.

Он по очереди бросает копья в Мейса, который отбивает их с легкостью сверхчеловека. Вите страшно. Он хватает последнее копье и, зажмурив глаза, вонзает его в грудь Дж. Мейсу, вползающему на верхнюю площадку с воплем „Комуняки! Ненавиджу!“ Мейс падает вниз, превращаясь в мутное облако. Мир раскалывается. Скелеты с шумом и гамом уходят обратно под землю. Витя блюет с колокольни.

***

Секретариат президента. Виктор Ющенко вручает Вите Загоруйченко Орден Ярослава Мудрого V степени.

-А стеллаж с рогачами я тебе не забуду! — шутит глава государства. — Приходи к нам в воскресенье на голубцы. Ты, я вижу, парень удалой. Казак настоящий!

Витя жмурится от удовольствия.

-Но и в прокуратуру сходишь тоже! — строго говорит Ющенко. — Закон для всех один!

Витя тухнет.

-Ладно, ладно, не мкнись. Она выжила… Жертва твоя, — говорит Ющенко. — У нас специалисты знаешь, какие? Не только травить могут!

Из-за ограды СП девушка Света приветливо машет костылем. Не веря своему счастью, Витя бросается на шею Ющенко. Над Секретариатом президента восходит радуга. У сотрудника СБУ тихо поет мобильный. Выслушав донесение, он бледнеет.

***

Окрестности Лютежа под Киевом. На берегу Киевского водохранилища два черных археолога азартно роются в немецком бункере. Они извлекают из грязной жижи коробочку со свастикой и надписью Nie aufmachen! („Не открывать!“ — нем.) и немедленно ее открывают. Мощный поток энергии забрасывает археологов на середину водохранилища. В лесу замолкают птицы. Пропадает мобильная связь. На реконструкции НСК „Олимпийский“ экскаватор проваливается в подземные галереи торгового центра „Троицкий“.

А в Бабьем Яру из-под земли выбирается первый скелет. На зубах у него золотая коронка. Скелет неодобрительно смотрит по сторонам…

Конец фильма

Версия для печати Василий Угловой, для Досье

Читайте также

02.08.2019 12:58 / Новости В Одессе воры влезли в Художественный музей

23.07.2019 11:00 / Новости Порошенковский "ПЕС" уступил место "Батькивщине"

10.07.2019 09:06 / Новости Найден повешенным предприниматель, стрелявший в нардепа Зинченко

11.06.2019 16:45 / Новости Гражданин Украины разгромил офис московского издания

27.05.2019 11:00 / Новости Летчики Коломойского улетели из "Борисполя" без пассажиров

Комментарии (0)

Добавить комментарий


Loading...

картотека

добавить материал

Обновления

10.09.2019 15:15 Чумак Александр Чумак Александр Владимирович

05.09.2019 20:24 Спасибко Александр Александр Спасибко: пирамиды строительной мафии. ЧАСТЬ 2

30.08.2019 18:40 Шкиль Максим Шкиль Максим Викторович

Опрос

Вам Гонтареву жалко?

  • жалко
  • не жалко
Результаты

последние статьи

загрузка...
baner Copyright © 2010-2019 "Досье". Разработка сайтов WebUnion При полном или частичном воспроизведении материалов ссылка на www.dosye.com.ua обязательна (для интернет-ресурсов - гиперссылка). Администрация сайта может не разделять мнение автора и не несет ответственности за авторские материалы.
Адрес редакции: mail@dosye.com.ua
выборы депутатов политики Украины новости верховной рады биография Януковича биография Тимошенко
сайт ТЕМА