На смерть поэта

13.11.2017 01:23 На смерть поэта

Что нравится у русских - умение обстоятельно и чрезмерно писать и говорить о несущественных вещах. У нас такого нет, мы суетливые и ленивые люди, но в России - не так. Там даже если про Задорнова пишешь, получится мини-роман, Лев Толстой; и можно серьезное удовольствие получить от мастерства рассказчика, пусть и не со всем согласен.

Такова, уж, простите, реакция на статью российского автора Семена Слепакова по поводу кончины патриарха постсоветских сатириков и юмористов Михаила Задорнова. Которого Слепаков несомненно любил.

Богатая семантика русского языка вытягивает, позволяет ходить вокруг да около, повторяя тезисы со стилистической и синонимической лихвой, накручивая строку и приближаясь к количеству знаков за десять тысяч. И не заблудишься. Как-то мы обсуждали проблему России (в единственном числе – sic!) И пришли к выводу, что ее главное счастье и проклятье - нефть и язык: она вроде как недоношенный идиот с гипертрофированной головой. Эта голова ее гнет к полу, там много чего полезного, но не сильно воспользуешься. Хотя запас как бы серьезный. Но так уж вышло.

Я помню как вся эта музыка с Задорновым начиналась на Первом канале в обожаемой тогда программе «Вокруг смеха» с пародистом Ивановым в качестве ведущего. С «Апельсином» (поп-группа из Эстонии) и хорошим вкусом, в конце концов. Стендаперам тогда не позволялось болтать лишнего, и их за эту вынужденную социалку и любили, включая Задорнова, Арканова и иже с ними. Потом – понеслось. Человек перерос жанровые рамки советского балагана 70-х,  но оказалось, что за ними – ничего. Дальше – либо  пошлость, юмор для таксистов, и полный зал дворца «Украина», либо…  либо, опять же, ничего. Это узкий сектор шоу-бизнеса, надо подстраиваться под аудиторию и выше «95 квартала» не прыгнешь. И дело даже не в Америке, которую он умело обсмеивал и в которой по странному недоразумению не закончил свои дни.

У меня были друзья, ходившие на Задорнова в «Украину», и каждый раз было неловко, намеками объяснять, почему я не с ними. Потому что, как сказал один хороший человек  по другому поводу, ты же не можешь есть дерьмо. Даже кусочка нельзя себе позволить. Но объяснить такое было проблематично, не прослыв снобом и не вызвав обиды. Но у нас в Киеве, доложу я московской аудитории, оплакивающей талантливого мастера, это был уровень вкуса тогдашнего президента Кучмы, а точнее – его жены-скромной жлобихи Люды: Кобзон, Задорнов, Пугачева – кого там еще по телевизору показывали? Когда же Кучма, наконец, отправился в политутиль, пригодный нынче лишь для ДНР-ЛНР, сократилась и потребность в Задорнове. А потом – и в Кобзоне.

7fade3ac2a86fe95711477cbdeead50c1329a8fd

Василий Угловой, "Досье"

Copyright © 2010 "Досье". Разработка сайтов WebUnion При полном или частичном воспроизведении материалов ссылка на www.dosye.com.ua обязательна (для интернет-ресурсов - гиперссылка). Администрация сайта может не разделять мнение автора и не несет ответственности за авторские материалы.
Адрес редакции: mail@dosye.com.ua